Хочу работать на себя. Как это осуществить?

Кто может себе позволить бросить офис и перестать работать “на дядю”? Почему занятость 2-3 часа в день вместо 8 не позволяет зарабатывать больше?

Когда я прошу привести примеры профессионального успеха, за редким исключением мне рассказывают истории людей, работающих на себя:

  • “Дизайнер, создала бренд одежды, есть свой шоурум, участвует в международных выставках”.
  • “Тренер, путешествует по миру, участвует в разных проектах, выбирает, с кем работать, высокие гонорары”.
  • “Финансист, построил свою консалтинговую компанию, ярко выступает, много путешествует”.
  • “Основатель сети кофеен, интересный человек, ультрамарафонец”.
  • “Дизайнер интерьеров, своя студия, известные проекты, живет на две страны, преподает”.
  • На одном корпоративном выступлении я показала слайды с этими примерами и спросила:

    — Что в них общего?

    — Свобода! — с придыханием сказала аудитория.

    Да, свобода не просто тренд или вирусная мечта, она действительно важна.

    Ученые выяснили, что основа нашей мотивации — это автономия, то есть потребность знать, что наши действия продиктованы нашим собственным выбором, а не навязаны извне1. Исследователь мотивации Дэниел Пинк считает, что в работе нам нужна свобода в выборе задачи, времени, способа работы и команды2.

    Этот выбор дорогого стоит. Но когда вы оставляете стабильный, сложившийся уклад и отправляетесь в неизвестность, чтобы больше никто не диктовал вам, с кем работать, как работать, что делать и когда это делать, приведет ли это прямо к самореализации и профессиональной состоятельности? Хороший вопрос.

    Хочу рассказать вам истории двух людей, которые не видели себя частью структуры и однажды пустились в свободное плавание.


    Из программистов в коучи: история Кати

    Катя уже восемь лет работала программистом в крупной IT-компании и, по ее словам, всегда чувствовала себя не на своем месте. В профессию она пришла по настоянию родителей, потому что к моменту выбора вуза собственных идей у нее не было.

    Жаловаться было не на что, вспоминала она, но и ощущения, что это “то самое”, тоже не было. И вот однажды, выплатив до конца ипотеку, она уволилась, чтобы наконец делать то, что интересно, и делать это не с девяти до шести, а два-четыре часа в день.

    Она пошла учиться на коуча, за несколько месяцев обучения познакомилась со многими интересными людьми и к получению сертификата уже горела желанием начать свою практику. Первыми клиентами стали друзья и знакомые — бесплатно либо за символические деньги. Чтобы привлечь новых, она завела блог, который старалась продвигать в Instagram и Facebook.

    К концу первого года у блога появились постоянные читатели — немногочисленные, но очень лояльные. Однако подписчиков не прибавлялось, как и количества сессий, хотя Катя установила на них минимальную цену.

    Вскоре она решила пойти на курсы по SMM, чтобы более грамотно управлять своим продвижением. Закончив их, она с воодушевлением принялась за свои странички, но еще через полгода поняла, что клиентов почти не прибавилось — притом что количество подписчиков возросло.

    “Ты сделала ставку на индивидуальную работу, — сказала ей коллега, — но сейчас бум онлайн-курсов, на этом можно заработать гораздо больше”. И Катя пошла изучать, как создавать онлайн-курсы. Ей было сложно совмещать работу по продвижению и собственно коучинг. Но она не сдавалась и через три месяца запустила рекламу своего первого курса. Он открывался бесплатным вебинаром, слушатели которого должны были купить платное участие. Пришло около сорока человек, купили двое.

    За несколько следующих месяцев Катя дважды переделывала свой сайт, чтобы он стал более продающим, каждый день размещала публикации в соцсетях, заплатила за профессиональные фотосессии, чтобы были красивые фото для Instagram, запустила несколько акций, участвовала в онлайн-марафонах для привлечения новых подписчиков, искала материалы для блога. В итоге аудитория немного увеличилась, что почти не сказалось на спросе на ее услуги.

    От отчаяния она стала предлагать бывшим одногруппникам-коучам помощь в ведении Instagram-аккаунтов и SMM, и у нее появилось два клиента. Это были хоть какие-то деньги, но ей самой не нравилось этим заниматься. Не ради SMM она уходила в свободное плавание.

    Врач-блогер: история Насти

    Настя семь лет проработала врачом в детском гематологическом центре, когда ушла в декрет: одна за другой родились две дочери. Она любила свою работу, но поняла, что совмещать полный день и семью не получится. Она приняла решение об уходе, но вопрос, чем заниматься, оставался открытым.

    Через полтора года декрета она, как и многие мамы, завела блог. “Я очень хотела говорить с миром, но не просто о мамских делах, а о моей профессиональной теме — о дефиците железа. В моей врачебной практике половина пациентов страдали анемией. Я подумала: почему при всем доступе к качественным продуктам и лекарствам железодефицитная анемия до сих пор так распространена? И еще я поняла, что самая любимая часть моей работы — разговаривать с пациентами, выслушивать их, отвечать на их вопросы. Когда ты доктор в поликлинике, у тебя насыщенный график. А теперь все время мое, я могу не спешить”.

    И Настя начала писать про дефицит железа: опросники на выявление симптомов анемии, полезные материалы, пояснения, как расшифровать анализы крови. По отзывам читателей она поняла, что тема актуальна; мало того, люди даже не подозревают, что некоторые симптомы у беременных, кормящих мам или детей (например, хроническая усталость) могут быть связаны именно с дефицитом железа.

    Вскоре читатели стали обращаться за конкретными советами, и Настя начала проводить консультации, в основном для будущих мам, по профилактике железодефицитной анемии у них и будущих детей.

    Через пару лет Настю начали приглашать выступать перед врачами в медицинских центрах и больницах, чтобы поделиться своими знаниями и подходом. Спустя четыре года она стала сотрудничать с корпорациями, занимаясь здоровьем сотрудников. Недавно она вернулась с конференции Европейской ассоциации гематологов, а также написала книгу “Железный аргумент. Вся правда об анемии”3.

    Ее рабочий график зависит только от нее, как она и мечтала, она занимается любимым делом, и она свободна, много времени проводит с детьми и чувствует себя на своем месте.

    И сразу скажу: этот путь не был эмоционально легким, если вы вдруг так подумали. Сомнений и страхов хватало.

    Главное условие свободы – профессиональная ценность

    Итак, вопрос: что есть в истории Насти и чего нет в истории Кати? Все замечают свободу (и теперь мы знаем почему), но почти никто не замечает главного компонента успешных историй.

    Вот он: их герои что-то умеют делать очень хорошо. Они в чем-то профессионалы. Они в чем-то круты.

    Катя пыталась построить свою свободу в области, в которой еще не стала профессионалом. Она вынуждена была прилагать огромные усилия для продвижения себя и своих услуг, но это не сработало.

    Настя была профессионалом в том, что начала делать, работая на себя. Она просто нашла другой формат, более подходящий. Она осталась на том же фундаменте, только построила на нем другое здание (по своему проекту).

    Что касается фундамента Кати, восемь лет программирования — отличный фундамент, только, увы, она его обесценила. И ее новое здание возводилось на песке.

    У Кати в ее новой деятельности не появилось профессиональной ценности. Она не успела ее наработать, ведь это всегда занимает время. Но и времени у нее не было, ей нужно было себя продавать.

    Что такое профессиональная ценность? Помните старую бизнес-байку про сломавшийся паровой генератор? Производство стоит, никто не может починить сложную машину, наконец приходит специалист, который сначала внимательно слушает двигатель, а потом куда-то тюкает молоточком, после чего все начинает работать. Мастер выставляет счет на 1000 фунтов и на вопрос, почему один удар молотком стоит так дорого, отвечает следующее: один фунт за удар, 999 фунтов — за знание, куда ударить.

    Вот это знание — куда ударить — и есть та самая профессиональная ценность, главная часть фундамента, на котором можно построить подходящий вам формат самореализации — с нужной степенью свободы, с подходящим вариантом монетизации.

    Этот фундамент я называю востребованностью, и у него есть три составляющие:

  • профессиональный опыт
  • связка с реальностью
  • репутация.
  • Поговорим о каждом пункте подробно.

    
                Хочу работать на себя. Как это осуществить?

    Ваш главный багаж – накопленный профессиональный опыт

    Выгорев, мы его часто обесцениваем и считаем, что он ничего не стоит, никуда не применим и все придется начинать с нуля. Но представьте: вы с багажом сели не на тот поезд — разве это означает, что нужно выбросить чемоданы? Тем более ваш опыт неоднороден. Что внутри?

    Специфический багаж. Знания и навыки, применимые только в специфическом формате (специфические навыки): знание конкретных инструментов, конкретных функций на определенных должностях, знание политики отдельных компаний, в которых вы работали, знание конкретных продуктов и процессов. Как правило, эта часть капитала быстро сгорает, как только вы покидаете работодателя.

    Несгораемый багаж.

    А. Отраслевые навыки: знание сферы в целом — например, финансы, логистика, образование, информационные технологии и пр. На данный момент вы находитесь в определенной нише внутри какой-то отрасли, уже играете на определенном поле и заработали очки в этой игре.

    B. Универсальные навыки: переговоры, управление проектами и людьми, умение писать, выступать, преподавать, быть наставником, запускать продукт, рассчитывать бизнес-модель и т.д.

    C. Персональные навыки (аутентичность): ваш подход к задачам, ваш стиль коммуникации, ваш способ генерировать идеи и находить выходы из проблем, ваш образ, ваша харизма — все то, что невозможно скопировать.

    Когда Катя решила, что программирование больше не для нее, она имела в виду только самый первый пункт этого списка, только малую часть своего багажа — свои задачи в своей последней роли. Но она не осознавала этого, и все пошло под откос. Это частая ловушка — помните о ней.

    Задача профессионала — становиться ценнее. Как не пропустить момент роста и не остановиться в своем развитии, чтобы наша ценность не перестала расти?

    Лучший проверочный вопрос, который стоит себе задать:

    “В чем я прирос на этой неделе / в этом месяце / квартале?”

    Что вы узнали нового? В чем стали лучше разбираться? Что усилили, что попробовали? Если вести трекинг этого развития, застоя не произойдет даже во времена неопределенности.

    А теперь важный вопрос: кто отвечает за вашу ценность? Работодатель? Нет, рулите только вы сами, речь о вашей индивидуальной траектории.

    Второй важный вопрос: всегда ли требуется потратить долгие годы, чтобы стать ценным? Зависит от области. Стать профессионалом в науке, медицине или психологии намного сложнее, чем во флористике, маркетинге или кулинарии.

    Я сейчас говорю о некоем пороге, когда становится возможным решать задачи профессии с ожидаемым уровнем качества. Годовой поварской курс дает возможность назвать себя поваром и работать на кухне ресторана. Но если вы пошли изучать психологию, абсолютно невозможно стать профессионалом за такое короткое время: психологом вы себя назовете только через несколько лет.

    Но профессионализм не работает сам по себе. Дипломы, знания и опыт могут лежать мертвым грузом, если нет второго и третьего компонентов востребованности. О них – в следующий раз.

    1 Ryan R. M., Deci E. L. Self-Determination Theory: Basic Psychological Needs in Motivation, Development, and Wellness. N. Y., 2017.

    2 Пинк Д. Драйв. Что на самом деле нас мотивирует. М., 2013. С. 204–261.

    3 Арсенёва А. Железный аргумент. Вся правда об анемии. М.: ИД “Комсомольская правда”, 2020.

    Авторская статья
    Источник