Как захотеть заниматься спортом

Когда люди, которые постоянно занимаются спортом, говорят, что ловят от этого кайф, – как это понимать? Существует ли зависимость от пробежек и силовых тренировок, как от наркотиков, – и насколько она безопасна? А если да, то нельза ли как-то помочь всем остальным полюбить спорт?

В конце 1960-х психиатр из Бруклина Фредерик Бекеланд искал спортсменов для участия в исследовании. В своем последнем эксперименте он доказал, что занятия физическими упражнениями улучшают качество сна. Теперь он желал протестировать следующую гипотезу: ухудшится ли качество сна, если прекратить физическую активность? Для эксперимента нужны были люди, регулярно занимавшиеся спортом и готовые прекратить занятия на тридцать дней. Проблема заключалась в том, что никто не хотел в нем участвовать.

Тогда Бекеланд предложил потенциальным участникам гораздо более высокое вознаграждение, чем в предыдущий раз. Позднее он написал: “Многие, особенно те, кто занимался спортом каждый день, заявили, что не прекратят занятия ни за какие деньги”1. Наконец ученому удалось собрать группу. В ходе эксперимента испытуемые жаловались не только на ухудшение качества сна, но и на серьезные психологические проблемы, спровоцированные “двигательной депривацией”.

Исследование Бекеланда, опубликованное в 1970 году, считается первым научным свидетельством, доказывающим существование зависимости от физических упражнений. С тех пор появилось множество исследований, подтверждающих, что регулярно тренирующиеся люди, пропустив даже одну тренировку, становятся более тревожными и раздражительными2. Три дня без тренировок вызывают симптомы депрессии, а неделя “воздержания” — серьезные проблемы с настроением и бессонницу.

Венгерский биофизик Аттила Сабо, изучающий физические упражнения, заявил, что более длительные эксперименты с отказом от регулярных тренировок попросту “бессмысленны”. Даже если удастся набрать испытуемых для такого исследования, те, кто прежде регулярно занимался спортом, будут хитрить и лгать, а на самом деле тайком продолжать тренировки — точь-в-точь как люди с наркотической зависимостью.

Чем спортсмены похожи на наркоманов

Фитнес-энтузиасты и ученые часто сравнивают любовь к тренировкам с зависимостью. И в этом есть доля правды. Физическая активность действительно меняет мозг, причем затрагивает те же системы нейромедиаторов, что и каннабис и кокаин. Сравнивая себя с наркоманами, которым нужна доза, спортсмены говорят именно об этом кайфе.

Кроме того, спортсменам и повернутым на фитнесе свойственны определенные странности, характерные и для химически зависимых. Например, так называемый феномен захвата внимания: если в комнате находится спиртное, алкоголик будет думать только о нем; так же и люди, регулярно занимающиеся физическими упражнениями, демонстрируют повышенное внимание ко всему, что связано с фитнесом.


Еще более очевидные параллели можно провести, изучив результаты сканирования мозга. Например, когда люди, называющие себя “фанатами фитнеса”, видят изображения людей, занимающихся спортом, области головного мозга, отвечающие за желание, “вспыхивают” так же, как у курильщиков, когда им показывают изображения сигарет3.

Небольшой процент спортсменов также демонстрируют симптомы настоящей зависимости: например, они согласны с утверждениями “тренировки — лучшее, что есть в моей жизни” и “у меня случались конфликты с родственниками/партнером из-за того, что я слишком много времени уделяю тренировкам”.

Одна из участниц исследования, 46-летняя бегунья на длинные дистанции, призналась ученым, что после перелома лодыжки продолжала бегать два года вместо того, чтобы дать костям возможность нормально срастись. Когда ее спросили, что может помешать ей бегать, она ответила: “Я бы прекратила, если бы меня заковали в кандалы”4.

Эти исследования свидетельствуют о том, что физические упражнения активируют тот же механизм формирования зависимости, что и большинство сильнейших наркотиков. Однако сравнивая двигательную активность и зависимость, следует все же выставить некоторые ограничения.

Большинство фитнес-энтузиастов не страдают от зависимости, негативно влияющей на здоровье и способность жить нормальной жизнью. В их отношениях с тренировками действительно присутствует желание, потребность и постоянство. Но когда люди говорят о своей любви к физическим упражнениям, сравнение с любовью алкоголика к бутылке все-таки не слишком уместно.

Да, люди подсаживаются на упражнения, но это все же не является классической историей зависимости. Пожалуй, наиболее уместным будет сравнение тренировок и антидепрессантов.

Изобретут ли таблетку, которая заставит полюбить спорт?

Более десяти лет ученые пытаются создать лекарство, имитирующее физиологический эффект занятий спортом. Чтобы вместо тренировки можно было принять таблетку и с ее помощью произвести такие же молекулярные изменения в организме, что и тренировка высокой интенсивности.

Не все ученые считают, что это хорошая идея; так, биолог Теодор Гарланд-младший в интервью журналисту New Yorker сказал: “Лично я гораздо больше заинтересован в создании лекарства, которое мотивировало бы нас заниматься спортом”5.

Гарланд не единственный, кому это пришло в голову. Спортивный физиолог Сэмюэль Маркора предложил использовать психоактивные препараты, чтобы мотивировать людей вести более активный образ жизни.

Мне кажется, это уже перебор. Сама идея дополнительных стимуляторов “интереса к тренировкам” предполагает, что человеческому мозгу не хватает собственных ресурсов, чтобы заинтересовать людей физической активностью, и требуется психотропный препарат, чтобы обмануть человека и заставить его полюбить спорт.

Но все исследования по этой теме безапелляционно свидетельствуют о том, что привычка к спорту легко формируется и без применения психотропных препаратов. Спорт и есть такой препарат. Подобно наркотическим веществам, вызывающим зависимость, регулярный “прием” физических упражнений приучает мозг любить их, хотеть их и нуждаться в них постоянно.


                Как захотеть заниматься спортом

И все-таки тренировки – это не наркотик

Ученые наблюдали за изменениями, происходившими в мозге, который в ходе регулярного употребления “научился” хотеть кокаин, алкоголь и сахар. Но имеют ли такой же эффект физические упражнения?

Ответить на этот вопрос очень сложно. В чем-то — но не во всем — действие, которое оказывает физическая активность, схоже с привыканием, которое вызывают наркотики.

  • При занятиях спортом организм вырабатывает те же вещества, что и при употреблении наркотиков, — дофамин, норадреналин, эндоканнабиноиды, эндорфины.
  • При повторяющемся воздействии бег запускает молекулярный механизм формирования зависимости6. У крыс, пробегавших десять километров в день в течение одного месяца, наблюдались те же изменения нейронов, что и у грызунов, которым вводили ежедневную дозу кокаина или морфина7.
  • Но между физическими упражнениями и наркотиками есть важная разница.

    1. Продолжительность периода привыкания. Несмотря на то, что и после занятий спортом, и после приема наркотиков в системе вознаграждения мозга происходят одни и те же изменения, процесс формирования зависимости от упражнений занимает больше времени. Двух недель бега в колесе недостаточно, чтобы у лабораторных крыс повернулся молекулярный “рычаг”; только через шесть недель крысы начинают больше бегать по вечерам и отмечается нейробиохимическая картина зависимости8.

    То же самое происходит со взрослыми, ведущими сидячий образ жизни: начав заниматься высокоинтенсивными тренировками, они отмечают, что тренировки приносят все больше удовольствия с каждым днем, и пик приходится на шесть недель17. Исследование, проведенное среди новых клиентов фитнес-клуба, показало, что для формирования привычки к тренировкам необходимо заниматься не менее четырех раз в неделю в течение шести недель10.

    Столь длительный период привыкания свидетельствует о том, что на молекулярном уровне процесс формирования зависимости от тренировок отличается от процесса формирования зависимости от химических веществ. Наркотики буквально “присваивают” систему вознаграждения мозга и быстро подчиняют ее. Физические упражнения делают это постепенно.

    2. Ощущения от первой тренировки необязательно совпадают с ощущениями от последующих. Многим нужно время, чтобы полюбить физические упражнения. Движение начинает дарить удовольствие не сразу, а по мере того, как тело и мозг адаптируются.

    Один мой собеседник всю жизнь считал, что ненавидит физические упражнения, но в пятьдесят три года решил начать заниматься с персональным тренером, чтобы улучшить здоровье и повысить эффективность программы избавления от наркотической зависимости. Он начал с одной тренировки в неделю, через три недели решил, что можно добавить вторую. Однажды выходя после занятий, он заметил, что улыбается; его это потрясло. “Я понял, что мне понравилось тренироваться. Раньше мне казалось, что такое удовольствие может приносить только наркотик”.

    3. Кому-то важно начать заниматься в нужное время. Молодая мать-одиночка страдала от социальной изоляции и ощущения, что в ее жизни нет “ничего кроме материнских обязанностей”. Она начала играть в любительской волейбольной команде, завела друзей и поняла, что она не только мама, но и спортсменка.

    4. Кому-то важно найти физиологически подходящий вид активности. Одна женщина занялась греблей после сорока лет и призналась мне: “Многие мои коллеги по команде считали себя неспортивными; но стоило им сесть в лодку, и их тело откликнулось; они почувствовали себя в своей стихии”.

    5. Кроме того, человеческая психика сложнее, чем у крыс, бегающих в колесе. Вознаграждением для нас служат не только физические ощущения, но и смысл, который мы придаем занятиям. Одна моя собеседница начала ходить в зал после того, как ушла от мужа-абьюзера. Тридцать восемь лет супруг следил за каждым ее шагом; теперь она могла выйти куда-то одна. “Когда я двигаюсь, я свободна”, — призналась она.

    1. Frederick Baekeland. “Exercise Deprivation: Sleep and Psychological Reactions.” Archives of General Psychiatry 22, № 4 (1970): 365–369.

    2. Julie A. Morgan et al. “Does Ceasing Exercise Induce Depressive Symptoms? A Systematic Review of Experimental Trials Including Immunological and Neurogenic Markers.” Journal of Aff ective Disorders 234 (2018): 180–192; Eugene V. Aidman and Simon Woollard, “Th e Infl uence of Self-Reported Exercise Addiction on Acute Emotional and Physiological Responses to Brief Exercise Deprivation.” Psychology of Sport and Exercise 4, № 3 (2003): 225–236; Ali A. Weinstein, Christine Koehmstedt, and Willem J. Kop. “Mental Health Consequences of Exercise Withdrawal: A Systematic Review.” General Hospital Psychiatry 49 (2017): 11–18.

    3. Yu Jin Kim et al. “Th e Neural Mechanism of Exercise Addiction as Determined by Functional Magnetic Resonance Imaging (fMRI).” Journal of Korean Association of Physical Education and Sport for Girls and Women 32, № 1 (2018): 69–80.

    4. Joshua Justin Cook. “Th e Relationship Between Mental Health and Ultra-Running: A Case Study,” 2018. Th eses and Dissertations. http://scholarworks.uark.edu/etd/2850.

    5. Nicola Twilley. “A Pill to Make Exercise Obsolete.” Th e New Yorker, November 6, 2017, 30–35.

    6. Martin Werme et al. “Delta FosB Regulates Wheel Running.” Journal of Neuroscience 22, № 18 (2002): 8133–8138.

    7. Martin Werme et al. “Running and Cocaine Both Upregulate DynorphinmRNA in Medial Caudate Putamen.” European Journal of Neuroscience 12, № 8 (2000): 2967–2974.

    8. Benjamin N. Greenwood et al. “Long-Term Voluntary Wheel Running Is Rewarding and Produces Plasticity in the Mesolimbic Reward Pathway.” Behavioural Brain Research 217, № 2 (2011): 354–362.

    9. Jennifer J. Heisz et al. “Enjoyment for High-Intensity Interval Exercise Increases During the First Six Weeks of Training: Implications for Promoting Exercise Adherence in Sedentary Adults.” PLoS One 11, № 12 (2016): e0168534.

    10. Navin Kaushal and Ryan E. Rhodes. “Exercise Habit Formation in New Gym Members: A Longitudinal Study.” Journal of Behavioral Medicine 38, № 4 (2015): 652–663.

    Авторская статья
    Источник